Цивилопедия
Advertisement
Цивилопедия

«Я Василий Болгаробойца — герой и злодей. Меня любит народ и боятся враги. Власть держится на двух столпах: сильной руке и соблюдении законов.»

Василий II — лидер в игре Civilization VI. Впервые появляется в дополнении New Frontier Pass.

Игровая информация[]

Сочетание религиозной и военной тактик позволяют Византии легко одерживать религиозную и военную победы.

Византии необходимо как можно раньше основать религию и начать её распространение, так как успехи на религиозном фронте повышают её военную мощь (и наоборот). Их уникальная особенность «Таксис» даёт им бонус к боевой мощи и религиозной силе за каждый обращённый в их веру священный город, а основанные Византией религии распространяются при уничтожении вражеских юнитов. Кроме того, если вы сможете обратить в свою веру города своих противников, то благодаря уникальной способности Василия атаки юнитов ближнего боя будут наносить им полный урон. Также уникальный юнит Византии тагма дает бонус к мощи каждому религиозному и военному юниту по соседству. Византия может производить дополнительные юниты тяжёлой кавалерии (например тагму) благодаря уникальному району — ипподрому, а также строить уникальный ранний морской юнит дромон с повышенной мощью против юнитов и увеличенной дальностью. Такая синергия военных и религиозных особенностей даёт Византии серьёзные шансы на религиозную или военную победу.

Игровое описание[]

Ранние годы Василия II напоминают сюжет шекспировской пьесы. Он родился в 958 г. н. э. у императора Романа II и его второй жены Феофано. Чтобы уравнять сыновей, Роман сделал Василия и его брата Константина VIII соправителями Византийской империи. Вскоре после этого Роман внезапно скончался. Некоторые хроники намекают, что к его безвременной кончине приложила руку и немного цикуты Феофано, получив тем самым власть регента при сыновьях, которым править было, конечно же, слишком рано. Но у этой власти (к вящему неудовольствию регентши) был соперник — придворный паракимомен (главный министр, обычно евнух, титул которого дословно переводится как «спящий у императорского ложа») Иосиф Бринга. В столь щекотливом положении Бринга долго не протянул и через полгода сбежал, оставив корону и вдову Романа в руках генерала Никифора Фоки. Но возникла весьма тревожная тенденция: второй брак Феофано тоже закончился очень быстро, оставив её дважды вдовой. Её новым избранником стал племянник Никифора, генерал Иоанн Цимисхий, с которым, по слухам, она уже какое-то время состояла в порочной связи. Поговаривают, что именно генерал пробрался во дворец и убил Никифора. Дело шло к третьему браку, но церковь решила, что это уж слишком, и изгнала Феофано. Однако после смерти Цимисхия и восхождения Василия на трон в 976 г. император вернул мать ко двору.

По сравнению с предшественниками Василий казался странным. Его не заботили материальные блага, он не носил роскошных одежд и не закатывал грандиозных пиров. По темпераменту он вряд ли был стоиком, но всё же отвергал расточительство, столь милое сердцам прежних императоров. Народ и, соответственно, двор были от него не в восторге. С ним было просто скучно.

На заре правления Василию не раз приходилось сражаться с собственными генералами и аристократами. Мятежи сменялись переворотами, а из глубин династии внезапно выныривали жадные до власти родственники. Василий беспощадно подавлял эти бунты. Он сам бросался в бой с мечом в руках, даже если противостояли ему куда более опытные генералы. Бунты, несомненно, очень сильно повлияли на характер Василия и научили его не ждать от правления ничего хорошего. И хотя к альянсам он относился с осторожностью, помощи Василий искал за пределами Византии — у киевского князя Владимира. В качестве платы князю за военную поддержку Василий отдал ему руку и сердце своей сестры Анны. В отличие от матери, в своей супружеской жизни Анна обошлась без каких бы то ни было убийств. Киев стал одним из очень немногих союзников Василия. Сам же император так и не женился, а родственников держал на расстоянии, полагая, что они отвлекают его от важных дел.

Василий должен был раз и навсегда внушить аристократии, что им не выстоять против него. Для этого он показательно расправился с мятежниками, а затем, чтобы урезать власть знати, обложил её новой пошлиной, заставлявшей богатых платить, когда у бедных не хватало средств на уплату налогов. Далее он перешёл к уменьшению регулярных армий аристократов (вдруг кто-то из них попытается захватить власть?). Обычно воинская повинность покрывала часть налоговых обязательств, но Василий разрешил подданным заменять её звонкой монетой. Люди, у которых денег было больше, чем времени, с радостью поддержали нововведение.

Помимо возвращения территорий, которых Византия лишилась за долгие годы, Василий решил отомстить Болгарии — царству к северу от Византии, сила которого постоянно росла. На заре правления он сразился с Самуилом Болгарским и потерпел сокрушительное поражение. Нескончаемые набеги и вторжения болгар на византийские земли задевала самолюбие Василия. Конфликт Болгарии и Византии длился годами, но ни одной стороне не удавалось получить достаточное преимущество, чтобы укрепиться на занятых позициях. Однако эти сражения дали Василию бесценный опыт, который в 1014-м позволил ему одержать решающую победу. Василий одолел своего заклятого врага Самуила, которому едва удалось избежать плена, и захватил более 15 000 его солдат. После победы Василий дал волю своей изощрённой жестокости. Он поделил пленников на сотни и в каждой ослепил по 99 человек. Оставшиеся лишились лишь одного глаза, и этим полузрячим счастливчикам предстояло вести слепцов обратно в Болгарию. После такого за Василием закрепилось прозвище Болгаробойца.

С годами Василий превратился в безжалостного и хитроумного военачальника. Он захватил огромные области к северу от Эгейского и Средиземного моря, увеличив территорию империи чуть ли не вдвое. Эти завоевания покрыли империю славой, а ему самому обеспечили преданность армии и народа. Чтобы удержать новые владения, среди которых была и Болгария, он снизил налоги и разрешил самоуправление в провинциях.

Василий II умер в декабре 1025 г. н. э. Верный себе, он завещал похоронить его в небольшой гробнице вне стен Константинополя. К сожалению, империя Василия прожила недолго. Его преемники не сумели сохранить богатство и владения, накопленные Василием за пятьдесят лет.

Галерея[]