Цивилопедия
Advertisement
Цивилопедия

«Если город укреплён людьми, а не кирпичами, то у него есть стены!»


Горго — лидер в игре Civilization VI.

Игровая информация[]

Ну кто разбирается в гражданской стороне жизни лучше, чем греки? Как спартанка, Горго может использовать мощь и гибкость системы социальных институтов, чтобы добиться любой победы.

В начале игры Греция лидирует в уровне культуры. Горго получает очки культуры от убийств на войне, или создав акрополь на холме прямо в центре города. Греция не только владелец бесплатной универсальной ячейки политического курса, но и на протяжении всей игры является игроком с государственной властью. Изучение социальных институтов повышает шансы Греции на победу. Полный список политических курсов поможет им в этом. Правительственная система Греции достаточно гибкая, чтобы поддержать их на любом пути к победе, хотя культурной победы добиться будет проще всего.

Игровое описание[]

Дочь царя Спарты, жена царя Спарты, мать царя Спарты… возможно, удивительней всего то, как много нам известно о Горго, учитывая почти полное отсутствие женщин в классической истории Греции. Даже царицы почти не упоминались в трудах Геродота, Ксенофонта и Фукидида. И ничего странного в этом нет, ведь большинство историков были родом из Афин, где считалось, что женщин не должны видеть – а тем более слышать – на улицах. Как Перикл (предположительно) сказал в одной из своих речей: «Та женщина заслуживает величайшего уважения, о которой меньше всего говорят среди мужчин, в порицание или в похвалу». Горго, судя по всему, была исключительной женщиной.

Она родилась примерно в 513 году до н. э. и была единственным ребёнком царя Спарты из дома Агиадов – Клеомена. Царь правил Спартой железной рукой и вёл зачастую бесцеремонную внешнюю политику, разбил Аргос, вмешивался в дела Афин и помогал в создании Пелопонесского союза. Горго многому научилась от любимого папы. О её детстве практически ничего не известно; скорее всего, она была невзрачной (иначе упоминания о её «красоте» встречались бы на страницах «Историй»), но умной, так как посоветовала отцу не доверять Аристагору из Милета, который искал поддержку для ионийского бунта против персов. Она, без сомнения, получала воспитание и образование, как и все другие спартанские девочки из знатных семей: училась грамоте и счёту, танцам и пению, верховой езде без седла и управлению колесницей, а также ежедневно занималась активными упражнениями (в том числе борьбой и гимнастикой в обнаженном виде).

Несмотря на свои прочие качества, Горго выросла настоящей спартанской женщиной: уверенной в себе и острой на язык. В ней не было тщеславия или меркантильности, если верить рассказам Геродота (а они сомнительны, так как автор больше полагался на слухи, чем на факты). Её отличало спартанское презрение к жеманству: однажды она решила, что у посетившего царский двор гостя нет рук, так как его одевали рабы. Согласно другой истории, повзрослевшая Горго заявила, что разодетый в пух и прах посетитель не смог бы «сойти за женщину» даже среди спартанских дам.

К 490 году, когда умер её отец, Горго уже вышла замуж за своего дядю, Леонида I. Особенностью Спарты было то, что в ней одновременно правили два царя. И хотя оба должны были обладать равной властью, когда Леонид принял корону от Клеомена из дома Агиадов, Горго добилась возвышения мужа над другим правителем, Леотихидом. У Леонида было большее влияние и возможности для принятии решений. «Смекалка» царицы военного города-государства нередко служила добрую службу всей Спарте. Перед нападением персов на Грецию в 480 году изгнанный Демарат прислал в Спарту предупреждение о планах Ксеркса; чтобы защитить сообщение, он вырезал его на дереве и залил воском. Когда оно добралось до города, никто из царей и пятерых эфоров не мог понять, что делать с «пустой» табличкой, пока Горго не подсказала Леониду соскоблить воск с дерева. В «историях» есть несколько упоминаний о её присутствии на собраниях, где она давала советы царям и их приближенным.

Неизвестно, подарила ли гордая царица Леониду других детей, кроме сына Плистарха I. Учитывая её плотное расписание до похода мужа в Фермопилы, где он погиб, можно понять, если у них с этим не сложилось. В то время как других спартанских цариц обвиняли в изменах (особенно Елену), Горго нередко изображали, как добродетельную жену, отвергающую чужие домогательства. Позже она заявила, что лишь спартанская женщина способна родить настоящего мужчину… так что, возможно, просто не было достойных кандидатов. По словам историка Плутарха, Горго, понимая, что на севере мужа и 300 спартанцев ждёт смерть, спросила его, что делать дальше. Леонид велел ей «выйти замуж за хорошего человека… и родить ему хороших детей». Однако до сих пор неизвестно, последовала ли она его совету.

Весьма вероятно, что до и после персидского вторжения Горго много путешествовала по Греции, помогая Леониду объединять города для совместной защиты. По сути, всё время правления Леонид пытался собрать и сплотить военный союз, особенно с Афинами, ведущей морской державой. Появление Горго в Афинах, должно быть, произвело фурор; в конце концов, среди местных жителей появление на улице женщины – замужней или нет – считалось возмутительным… А Горго сама управляла колесницей, и более того, на ней был традиционный спартанский комплект, состоящий из короткой тонкой юбки и туники, открывающей руки и ноги. Афинские женщины вынуждены были носить тяжёлые одежды, которые закрывали всё, кроме лица, ступней и кистей рук. Спартанские женщины в то же время наслаждались своим статусом и положением, которые были незнакомы их полу по всей Греции. Скорее всего, Леонид и Горго провели большую часть переговоров, перемежая шоковый эффект с обаянием.

После убийства 300 спартанцев в Фермопилах царём стал сын Горго. Сначала регентом при нём был дядя, а затем двоюродный брат, а начиная с 478 года до н. э. Плистарх стал править самостоятельно. Вполне вероятно, что мать продолжала давать ему и эфорам советы до конца Персидской войны, но со смертью мужа Горго исчезла из текстов греческих «Историй». О том, как она умерла, ничего не известно.